В последнее время в пляжном волейболе можно наблюдать следующий феномен: огромное количество видеокамер и люди с ноутбуками, сидящие вокруг площадки и набирающие текст так быстро, как будто от этого зависит их жизнь. Мартин был одним из этих скаутов, так называют специалистов, которые анализируют тактические аспекты игры. Читайте в его интервью о том, в чем заключается его работа и как она помогает тренерам и игрокам разработать лучшую стратегию для победы над противником.

— Привет, Мартин, спасибо, что согласился ответить на пару вопросов. Несмотря на то, что ты сейчас тренируешь, ты начинал карьеру как скаут на FIVB туре. Не мог бы ты рассказать об основных моментах твоей работы, где и как ты начинал?

— В 2012 Роберт Новотны и Гарри Добайнер попросили меня помочь австрийским командам в скаутинге во время континентального кубка — квалификации на Олимпийские игры в Лондоне 2012. До этого я был тренером по классическому волейболу и иногда занимался скаутингом для юношеских сборных Австрии. Допплер и Хорст победили в финале квалификации в Москве, главные тренеры были довольны моей работой, так я продолжил заниматься скаутингом на турнирах в 2013 и 2014 году, а когда началась квалификация на Олимпийские игры в Рио в 2016, меня наняли как скаута на постоянной основе. В 2017/2018 я работал скаутом и тренером у Эрмакора/Пристауц. В 2019 меня назначили главным тренером австрийской женской сборной, и мне пришлось оставить скаутинг. Но я продолжаю анализировать наши игры.

— Мартин, многие не знают о такой профессии, как «скаут», и даже многие тренеры не имеют четкого представления, в чем заключается работа скаута. Мы бы хотели пролить свет на ситуацию. Как выглядит твое сотрудничество с тренерами: со сколькими тренерами ты работаешь? Ты готовишь информацию к каждой игре или только по запросу?

— Изначально я работал только с мужскими командами, и приоритет был у Допплера/Хорста. Больше всего времени я проводил с их главным тренером – Робертом Новотны, но также я работал с Хелли Воггенбергер, тренером пары Хубер/Зайдл. Позднее я начал работать и с женскими командами. Все команды, которые играли на международных турнирах могли воспользоваться моими услугами, но приоритет был всегда у Допплера/Хорста.

В начале я пытался записать и скаутить как можно больше игр, так как у нас не было информационной базы. Когда мы ее создали, я сконцентрировался на командах, которые готовились к Олимпиаде. Новотны дал мне свободу в плане выбора что скаутить, при условии, что я предоставлял ему необходимую информацию. Тем не менее играм лиги всегда уделялось особое внимание.

— Делишься ли ты профессиональным мнением по поводу склонностей противника и возможной тактике игры или это то, что тренер делает самостоятельно?

— Мы постоянно обсуждаем все с Новотны, Хелли также несколько раз спрашивала мое мнение. Иногда это бывает непросто, так как во время скаутинга я некоторые вещи вижу хорошо, а некоторые – не очень. Так как все касания мяча отмечаются на видео, я слежу за мячом, но не всегда вижу, как двигается защитник, к примеру. В конце концов, я предоставляю статистику и делюсь идеями, но конечное решение за тренером и игроками. Важно, чтобы игроки были вовлечены, так как их знания важны. Иногда что-то видно на видео, но на площадке с точки зрения игрока – это не очевидно.

— Работаешь ли ты напрямую с игроками или все общение происходит через тренера?

Я работал в основном с тренерами, но, если игроки просили записи или спрашивали мое мнение, я никогда не отказывал.

— Сколько времени занимает подготовка информации по только что прошедшей игре? Расскажи о рабочем процессе?

— Доступ к статистике по игре открывается сразу же после того, как закончилась игра. Конечно, бывают ошибки, особенно если ты сидишь на трибуне в Вене посреди десятитысячной аудитории, а девочки-эскимо поливают всех водой из шланга, чтобы освежить зрителей, но обычно результат моей работы достаточно хорошо показывает, что произошло в игре. Синхронизация информации и видео занимает около 15 минут после игры, и после этого тренер может смотреть видео со всеми отметками и основными цифрами. Одной игры недостаточно, чтобы сделать выводы, необходимо отсмотреть 6-8 игр, чтобы получить достоверную информацию. Вдобавок к этому необходимо принимать во внимание такие факторы как ветер и песок (рыхлый он или утрамбованный) и соревнующиеся команды. Один игрок может использовать много силовых ударов в игре, но возможно он это делает только потому, что защитник медленно реагирует или блокирующий – очень высокого роста. Возможно, тот игрок будет играть совсем по-другому против вашей команды. Поэтому полный анализ данных по команде занимает больше времени. Когда мы готовились к Олимпиаде в Рио, я днями изучал одну и ту же команду.

— Записываешь ли ты видео на играх самостоятельно, или ты используешь готовые записи и ставишь на них отметки после? В чем плюсы и минусы обоих вариантов?

— В начале мы записывали все сами. Это быстро и надежно, и, если моя камера не работала, я мог договориться с коллегой из другой страны. Сейчас мы используем записи FIVB. На важных играх я все равно ставлю свои камеры, так как если что-то пойдет не так со стримом, то видео нигде не сохранится. Также, чтобы получить видео, иногда нужно ждать от получаса до полутора часов. Это может быть критично, если ты хочешь успеть проанализировать утреннюю игру и использовать данные в игре после обеда.

— Как много ты работаешь вживую (игры/турниры, часы/недели)? Сколько длится обычный рабочий день?

— Иногда я скаутил вживую 8 игр в день, а также 1 или 2 ночью. Обычный рабочий день на турнире редко длится меньше 14 часов

— Можешь описать твой типичный рабочий день на турнире?

— Мой день во многом зависел от расписания игр. Часто я устанавливал камеры уже в 7.30 и начинал скаутить первые игры в 8.00. Затем идет проверка камер, иногда смена площадки, расстановка тэгов на видео в режиме лайв, разработка тактики для тренеров и т. д. После последней игры я всегда торопился в отель, чтобы сменить батарейки, скачать все видео с SD-карт, заархивировать видео, присвоить им названия иногда обрезать. Я частично синхронизировал видео с информацией, готовил что-то по запросу тренеров и пытался найти время, чтобы перекусить.

— Чем занимаются скауты как ты вне сезона?

— Вне сезона я скаутил игры по видео или занимался программированием таблиц для лучшего анализа данных. Также я участвовал в тренировочном сезоне наших команд и давал им обратную связь по записи их игр или же в живую скаутил их тренировочные матчи.

— Мартин, опиши, пожалуйста, в двух словах, какую систему ты используешь и как работает твое программное обеспечение?

— Мы используем Datavolley – программное обеспечение, используемое также в классическом волейболе, где является международным стандартом. Мы приспособили программу под наши нужды, так же как это сделали и другие страны: Польша, Россия, Нидерланды, США. По сути, каждый контакт с мячом записывается в виде кода. К примеру, “a1SQ1.2#5BR” означает «противник 1 подает в прыжке из позиции 1, игрок 2 идеально принимает мяч в позиции 5В (практически его стартовая позиция) справа». Чтобы вы поняли: площадка поделена на 36 квадратов, есть 6 степеней качества, 7 разных техник, каждая с несколькими параметрами, так что анализ может быть достаточно детальным.

— Какую информацию предоставляет программа в плане статистики?

— Вы можете получить практически любые цифры: Потеря первой подачи – достаточно важная информация, процент выигранных очков со своей подачи также очень важен. Соотношение эйсов к ошибкам на подаче тоже может быть интересно. Меня интересовало какие подачи и с какой стороны хуже давались принимающему игроку. Вообще, все зависит от вашей философии. Если вы считаете, что умение принять подачу важно, вы ищете данные по принятию подачи. Если вы хотите улучшить пас, вы ищете информацию о передачах. Для меня очень важно иметь не только цифры, но и видеозапись. Потому что знать цифры – одно, а знать почему они такие – другое.

— Как ты считаешь, на какую информацию должен в первую очередь обращать внимание тренер и какие схемы им следует искать на видео?

— Как я уже сказал, это вопрос философии тренера. К примеру, у двух команд, с которыми я работал, — Допплер/Хорст и Хубер/Зайдл, были совершенно разные показатели. Одна команда лучше играла на подаче противника, другая – на своей подаче. Выиграть очки можно обоими способами, можно сделать отличный сайд-аут и выиграть игру, забив пару эйсов на следующих двух подачах, или, если сайд-аут не так хорош, можно сделать пару удачных дигов и блокировок. Если вы планируете играть на высшем уровне, ваш сайд-аут, так же как и защита и блок должны быть на высоте.

— Если бы существовала «идеальная система скаутинга», какой бы она была?

— Ответ прост: автоматические тэги на видео. Анализ игр мне намного более интересен, чем ручное заведение информации, тем не менее, я практически все время расставляю тэги на видео.

— Как развивался скаутинг последние 5 лет?

— Все больше и больше стран, играющих в пляжный волейбол, начали инвестировать в скаутинг. Я думаю, что благодаря скаутингу повысился уровень игры. Когда игроки имеют понятие о собственных схемах, они стараются их улучшить на практике. Если вы посмотрите на молодых игроков в туре, они ОЧЕНЬ непостоянны в подачах, атаках, а также блокировании и защите.

Некоторые страны передали скаутинг на аутсорсинг сторонним компаниям. С одной стороны, крупная компания имеет ресурсы для дальнейшего развития. С другой стороны, целые страны теряют преимущества в скаутинге.

— Как ты думаешь, как будет развиваться скаутинг в следующие 3-5 лет?

— Я думаю, что в течение 5 лет скаутинг автоматизируют. Возможно, не по краям площадки, где угол обзора камеры может быть ограничен, но по центру – точно. Это уже возможно технически, необходимо только инвестировать средства и разработать программное обеспечение.

Крупные страны и федерации также будут использовать системы  Big Data. Когда вся информация будет в системе Big Data, возможно, нам станут доступны взаимосвязи, которые сейчас не известны. Это повысит результативность тренировок и даст больше информации о противнике.

— Эффективность скаутинга: как часто после игры у тебя возникает мысль: «противник делает в точности то, что мы предсказывали!» и как часто случается противоположная ситуация, когда ты видишь, что противник играет совершенно неожиданно?

— Ха-ха, случалось всякое, но чаще мы знаем, что будет делать противник. Проблема в другом: бывает, что ты знаешь, что он будет делать, но не можешь ему противостоять…

— Несмотря на наличие  самого лучшего анализа противника и плана игры, команда должна еще и играть.  Какие с этим сложности? Что ты об этом думаешь?

— План – это всего лишь план. Становится намного интереснее, когда план переносится в реальность. Знать о тенденциях противника важно, но ты должен вести свою игру. Анализ не только помогает противостоять противнику! Необходимо скаутить и свою собственную команду, так как это подскажет, что необходимо улучшить и о каких склонностях ВАШЕЙ команды будет знать противник. Я считаю, что скаутить свою команду – даже важнее, чем команду противника. И чем ниже уровень, тем важнее знать сначала свою собственную команду.

— Видишь ли ты отличия между командами/игроками в плане того насколько легко посчитать их основные тенденции? Это то, что отличает опытных игроков от всех остальных (непостоянство, сложности с предсказанием следующей атаки и т. д.)?

— Конечно, различия есть. Некоторых игроков очень сложно «читать». А некоторых легко «читать», но ты все равно ничего не можешь с этим сделать, потому что несмотря на то, что ты знаешь, какой прием будет дальше, он настолько идеально исполнен, что ты все равно испытываешь трудности.

— Как ты считаешь, есть ли различия между мужскими и женскими командами в плане предсказуемости и способности следовать плану игры?

— Рискованный вопрос. Я думаю, что дело не в предсказуемости. Как я уже сказал, ты можешь быть предсказуемым и все равно выиграть благодаря идеальному исполнению приемов. Есть команды, которые более непредсказуемы, и, согласно моему опыту, это мужские команды.

— Как ты считаешь, присутствует ли риск чрезмерного анализа, в результате которого команда получает слишком много тактической информации? Есть ли предел?

— Конечно, такой риск есть. Если игрок постоянно думает над разными вариантами, он будет медленнее принимать решения. Это Закон Хикса. Как скаут я предоставлял тренеру огромное количество информации, которое он затем сокращал и выдавал команде. В начале матча игроки помнят достаточно много из полученной ранее информации, но ситуация обстоит иначе во время напряженной концовки игры. Также это зависит от индивидуальных особенностей: некоторые игроки без труда запоминают большие объемы информации, некоторые же забывают кому подавать сразу же после жеребьевки. Исходя из моего опыта, дать игрокам возможность самостоятельно работать над тактикой игры также имеет положительный результат. Сейчас я работаю тренером, и мои подопечные всегда делятся со мной своими идеями. Я учу их, на что обращать внимание, но стараюсь, чтобы они не зависели от меня. Хорошо, когда команда не только знает, что им делать, но и знает ПОЧЕМУ они должны это делать.

— Есть ли у тебя подсказки начинающим скаутам?

— В начале будет тяжело, так как необходимо чертовски быстро реагировать. Спокойствие, если вы действительно этого хотите – вы научитесь.

Я учился у другого Австрийского скаута Франца Кайзера, он был моим ментором, когда я начинал. В Австрии у нас есть базовые курсы по Datavolley, но также требуется много работать самостоятельно. Поэтому, лучший совет: ищите ментора, который сможет вам помочь.

— Как заинтересованному в скаутинге человеку найти информацию? Есть ли специальные курсы? Можешь ли ты порекомендовать книги или статьи?

— Если вы владеете немецким и заинтересованы в скаутинге в общем, почитайте»Systematische Spielbeobachtung» Мартина Ламеса, который дает теоретическую и научную базу.

Практическую информацию можно поискать в этом блоге: http://www.scoutvb.com/

А также вы всегда можете связаться со мной, если у вас есть вопросы.

— Мартин, благодарим тебя за то что поделился знаниями и за информацию о работе скаута в пляжном волейболе.

Оригинал статьи: https://ibvca.net/2020/interview-with-martin-plessl-scouting-in-beachvolleyball

Перевод: BeachVolley.Monster